Государственный строй

Органы государственного управления Магической Британии состоят из Визенгамота и Министерства магии.

Визенгамот состоит из не более чем 40 членов и обладает всей полнотой судебной власти. Этот орган принимает решения простым большинством от текущего числа судей. Член Визенгамота может покинуть свой пост одним из следующих способов:

Члены Визенгамота пользуются судейским иммунитетом: для привлечения к уголовной ответственности Визенгамот должен сначала снять с судьи неприкосновенность.

Раз в 2 года все дееспособные совершеннолетние маги в едином многомандатном округе выбирают прямым голосованием новых членов Визенгамота с 20-летними полномочиями, восполняя состав до 40 судей. Таким образом, если за минувшие 2 года ни один из судей не умирал и не уходил в отставку, то избирают 4 членов суда. Длительный срок каденции обеспечивает независимость и незаангажированность судебной системы. Если вас смущают выборы в многомандатном округе по системе единого непереходного голоса, то вспомните, что это маги, а по теореме Эрроу nobody is perfect.

Визенгамот выбирает из своего состава Верховного чародея, который выступает в роли председателя суда. Верховный чародей может умереть или уйти в отставку по собственному желанию. Визенгамот также избирает не из своего состава Министра магии, который в дальнейшем формирует состав Министерства.

Министр магии обладает всей полнотой исполнительной власти, реализуемой посредством сотрудников Министерства. Раз в год он представляет доклад о своей деятельности Визенгамоту. Министр может покинуть свой пост одним из следующих способов:

Законодательная власть разделена между Визенгамотом и Министерством магии. Помимо небольшого количества древних основополагающих актов (аналогов маггловской Хартии вольностей), основным источником уголовного и гражданского права являются прецеденты, создаваемые решениями Визенгамота. Процессуальное же законодательство вводится в действие решениями Министра магии.

О министерстве

В декабре 1941 года Гриндевальд попытался договориться с британским Министерством магии о сотрудничестве. Однако один из посланных им переговорщиков был пойман с поличным на применении непростительных заклинаний к аврорам с целью убить министра Спенсера-Муна. Представители Гриндевальда были выдворены из Британии, а министр объявил о прекращении любых контактов с Германией. В свою очередь Гриндевальд объявил Британии войну.

В январе 1942 года Британия официально вступает в войну с Гриндевальдом. В том же году была восстановлена Международная Конфедерация магов, в которую вошли страны, открыто противостоящие Гриндевальду, в том числе Британия.

В отличие от континентальной Европы Магическая Британия, окруженная со всех сторон водой, была в относительной безопасности от массированных атак. Были организованы дежурства по всему побережью для извещения о воздушных налетах противника. Во многих случаях германским магам удавалось высадиться и быстро аппарировать вглубь острова, что влекло за собой жертвы среди мирного населения, тайные погони и схватки, достойные магической Бондианы.

К 1944 году Германия увязла в безуспешных боях и была вынуждена оттягивать силы с фронта для подавления вспышек сопротивления на уже покоренных территориях. В 1945 году Гриндевальд и Дамблдор сходятся в знаменитой дуэли, ставшей решающим сражением войны. После поражения Гриндевальда его бывшие союзники моментально открестились от его идей и объявили о действии под принуждением. Гриндевальд был заключен в Нурменгард, где и находится по сегодняшний день.

В 40-е годы Магическая Британия нормализовала отношения с Ирландией. Британское министерство признало независимость Ирландии и полномочия ее Министерства Магии. В 1941 году ирландцам были возвращены вывезенные британцами реликвии. Даже Стоунхендж был втайне от магглов подменен фальшивкой и отправлен за море. Юрисдикции Министерств Магии распространяется на те же территории, что и юрисдикции маггловских государств. Некоторые ирландские патриоты выступают за передачу Северной Ирландии под управление ирландского министерства, однако на официальном уровне этот вопрос не поднимается.

В 1948 году, когда война и послевоенные годы остались позади, министр магии Спенсер-Мун покинул свой пост. О причинах этого шага достоверно неизвестно. Слухи варьировались от проигрыша во внутриполитическом противостоянии в Министерстве до неизлечимой болезни.

Должность министра заняла Вильгельмина Тафт. В 1958 году она внезапно умерла от аллергии прямо в своем кабинете. Ей наследовал ее сын, Игнациус Тафт. В 1968 году он сложил полномочия; по официальной версии — в связи с подготовкой скандального Акта о Скрещивании Дементоров.

В 1969 году министром магии становится Нобби Лич, первый магглорожденный на этом посту. Это — неожиданное для многих — назначение было, по всей видимости, результатом какого-то сложного компромисса в верхушке министерства. В широких массах такой министр был воспринят как свидетельство слабости чистокровных аристократических родов. Консервативные слои сочли это началом конца, либеральные — прогрессивным веянием, что привело к газетной дискуссии по вопросу превосходства чистокровных волшебников над магглорожденными. Масла в огонь подлил принятый свежеиспеченным министром Акт о Статусе Крови 1970.

В остальном правление Лича не было отмечено ни катастрофами, ни реформами. Казалось, что Магическая Британия уверенно вступила в спокойные и тучные годы.

В 1972 году Нобби Лич, подхватив неизвестную болезнь, уходит в отставку и с тех пор пребывает в больнице св. Мунго, а его должность занимает Юджина Дженкинс. Следующий год начался с череды Маршей Равенства сквибов, часть из которых закончилась массовыми беспорядками и столкновениями. Реакция министерства была неудовлетворительной. Обострились и уличные стычки между магглорожденными и чистокровными: то, что раньше оставалось лишь обменом колкостями, теперь легко могло перерости в магическую дуэль посреди улицы. Когда упадок правопорядка стал очевиден, Дженкинс была вынуждена покинуть пост министра. Ее прощальный подарок — легализация противозачаточного зелья для личной варки и использования.

В конце январе 1975 года министром магии становится представитель древнего аристократического рода Клеменция Гринграсс, с 1945 года занимавшая пост Верховного чародея Визенгамота. Вместо нее Визенгамот возглавил Альбус Дамблдор. Многие британские волшебники сочли суровость и щепетильность Гринграсс в вопросах соблюдения законности теми качествами, которые позволили бы справиться с новыми вызовами. После вступления на пост министр Гринграсс первым делом отстранила от должностей или уволила тех сотрудников министерства, которых сочла некомпетентными или ненадежными. Такой шаг вызвал ощутимое сопротивление, однако пока что кредит доверия новому составу министерства достаточно высок.

О сексуальной революции

Противозачаточное зелье было запрещено Актом о Темных Зельях 1837 года. В начале 1975 года одним из последних указов предыдущего Министра магии оно было исключено из этого перечня и отнесено к зельям, разрешенным для личной варки и использования. Коммерческий оборот и варка для использования посторонними лицами по-прежнему вне закона. Это решение министерства вызвало общественные дискуссии от «почему этому зелью не учат в обязательном порядке с первого курса?» до «прискорбное падение нравов под пагубным влиянием магглов».

О крови

Волшебники характеризуются по степени чистоты магической крови с применением трех терминов: магглорожденный, полукровка, чистокровный. К магглорожденным всегда относили и относят только тех магов, чьи оба родителя были магглами. Граница же между полукровками и чистокровными с течением времени смещалась, относя к чистокровным магам все большие категории лиц.

Маги старых времен говорили о некоем абстрактном благородстве крови и не вводили формальных критериев ее чистоты. Поэтому несмотря на древность обсуждаемых терминов, первое формальное определение было дано в Акте о Чистоте Крови 1822 года, утвержденным министром магии Джозефиной Флинт. Акт вводит требование указания статуса крови в личных делах магов и относит к чистокровным только тех магов, все бабушки и дедушки которых обладали магическим даром. Если хотя бы один из бабушек и дедушек был магглом, но хотя бы один из родителей был магом, то их ребенок относится к полукровкам. Напомним, что если оба родителя были магглами, то их ребенок безальтернативно принадлежит к классу магглорожденных.

Акт 1822 оставил недовольными представителей древних магических династий, которые нашли его излишне либеральным. Они стали использовать термины «благородный и древний род» и «истинно чистокровный маг», чтобы отмежеваться от официальной терминологии министерства. Между собой они не всегда могли придти к общему мнению о достаточных критериях истинной чистокровности. Перечень Священных Двадцати Восьми, опубликованный в 1931 году, вызвал бурю критики.

В 1970 году на смену Акту о Чистоте Крови пришел Акт о Статусе Крови, утвержденный первым магглорожденным министром магии Нобби Личем. Акт упростил определение категории чистокровных волшебников: теперь было достаточно, чтобы оба родителя обладали магическим даром, даже если все дедушки и бабушки были магглами. Соответственно, к полукровкам относились дети маггла и мага, а к магглорожденным — дети двух магглов.

Акт 1970 вызвал обширную дискуссию, которая не всегда ведется парламентскими средствами. Регулярно выдвигаются законопроекты, призванные обратно ужесточить требования к чистокровных, однако ни один из них пока не был принят последующими министрами. Многие маги, даже не из радикальных кругов, считают Акт неприемлемым и оскорбительным для магического сообщества.

Об оборотнях

Неожиданным следствием войны с Гриндевальдом и маггловской Второй мировой войны стало кратковременное возвращение к вопросу оборотней. С одной стороны, Министерство магии организовало «реестр оборотней», уклонение от регистрации в котором стало считаться уголовным преступлением. С другой стороны, обязательная регистрацию одних «нежелательных опасных элементов» закономерно попытались сравнить с регистрацией других таких же — и провести параллель с возможной судьбой оборотней, которые рискнут все-таки зарегистрироваться.

Реформаторский импульс «решения вопроса оборотней», к добру ли, к худу ли, угас в кабинетах министерства, и в итоге положение оборотней никак не изменилось — и даже ухудшилось, что не могло не вызвать сопротивления, по большей части выразившегося в издании подпольной газеты «Волчий Вестник» и самодельных листовках. Впрочем, с середины 60-х ходят слухи о так называемом «оборотневом терроризме», — так и не подтвержденные, поскольку ни одного пойманного террориста предъявить не удалось.

О первой магической

Мы находимся в предверии горячей фазы Первой магической войны. Ружья развешаны, но Принцип еще не встретил своего принца.

На протяжении последних трех лет фиксируются одиночные нападения на магглорожденных волшебников, всего около полутора дюжин происшествий. Все атаки проходят по одному шаблону: ночное нападение на жилье, жертва и ее домочадцы неизменно мертвы, а над домом парят Череп и Змея. Ответственность за атаки всякий раз берут на себя неизвестные радикалы, именующие себя Пожирателями Смерти под руководством некого Лорда Волдеморта.

Нападений на полукровок (у которых хотя бы один из родителей — маг, пусть даже в первом поколении) не фиксировалось. Поэтому подавляющее большинство магов считает, что им эти безобразия не угрожают, а магглорожденных простецы новых еще нарожают.

Сарафанное радио утверждает, что Волдеморт — невероятно могущественный маг, обладающий множеством дарований. Его обожают, уважают и боятся одновременно. Также хорошо известны его взгляды на права магглорожденных.

Идентификация Волдеморта с Томом Реддлом и личности Пожирателей Смерти правоохранительным органам неизвестны.